pedagogyreview
Информация о педагогике и образовании » Изучение творчества Юрия Кузнецова в школьной программе » Особенности творчества и главные темы произведений поэта

Особенности творчества и главные темы произведений поэта

Страница 5

Что же было причиной тревоги поэта?

Ближе всего лежит ответ, ставящий во главу угла постоянную военную угрозу, вполне реальную для нашей цивилизации. Жизнь в ситуации «осажденной крепости» заставляет каждого человека, а тем более художника, относиться с недоверием к видимому внешнему спокойствию, заранее ощущать опасность — и впускать в свою душу кошмарные образы, предвещающие беду. Поэт, потерявший на войне отца и лично участвовавший в Карибском кризисе, отдал дань и такому пониманию исторического вызова — отсюда его произведения о конкретике и метафизике войны, потрясающие стихи о поколении, сгоревшем в огне Великой Отечественной, о врагах Родины. Заметим, что, согласно Тойнби, исторический вызов всегда внешне выглядит самым естественным образом: как природное бедствие, как военное столкновение или как постоянное давление внешней среды; и Кузнецов, безусловно, ощущал угрозу и как классический «вызов непрерывного внешнего давления», в данном случае — давления Запада. Оттого, что на этот раз Запад хотел, в отличие от Гитлера и его сподвижников, «всего лишь» превратить нашу цивилизацию в свою колонию, суть дела не меняется, угроза остается угрозой.

Поэт был убежден, что исторические вызовы, бросаемые нам (вроде того же нашествия коммунистических идей), не вчера начались и не завтра кончатся: не зря же саму мысль об автаркическом существовании нашей цивилизации на некоем вечном счастливом острове, откуда мы, время от времени просыпаясь, выбрасываем обратно за море западные идеи, вымахавшие до уровня деревьев, — саму эту мысль он иронически назвал «кондовым сном России».

По мнению А.Тойнби, первопричину угрозы, нависшей над Родиной, Кузнецов Ю. видел в искалеченном, уставшем духе народа, в неготовности современников сражаться за идеалы, переносить страдания ради высоких целей. Духовная порча, ржа души, распад личности, пресловутая амбивалентность, конформизм, трусость, характерные для «фазы обскурации», чреватой «фазой агонии» — вот то, что удручало его больше всего, то, что он считал самым страшным и что, на его взгляд, привело в конечном счете к распаду державы и новым народным страданиям.

Не надо понимать дело слишком прямолинейно — так, что главной ценностью для Кузнецова была держава как государственное образование, имеющее конкретные границы. Ряд его произведений прямо указывает на обратное. Вот стихотворение 1985 года: кровавые блики Запада-заката уже полыхают во весь горизонт, мир русской православной цивилизации уже незримо летит в пропасть — а Фомка-хозяин

Топнул ногой, никуда не глядит,

Не замечает.

— Там ничего моего не летит, —

Так отвечает.

И поэт в итоге соглашается с ним: может, и впрямь не летит ничего с этого света, покуда Фомка-хозяин тверд и способен стоять на своем, на своей точке завета, пока могуч его дух, пока он убежден в своей правоте.

В стихотворении «Мужик», написанном годом ранее, некая птица взмахом крыла уничтожает страну невозмутимого кузнецовского мужика.

И что в итоге? Да ничего — мужик невозмутимо как сидел, так и сидит на крыльце. Его страна исчезла с карты мира, а он, зевая, лишь пеняет птице: «Ты чего такая злая?»

Понять это можно, конечно, и как национальную самокритику — но мне думается, что живой мужик Кузнецову все-таки милее, чем страна. Пока жив мужик, пока он силен и невозмутим, ничего страшного нет. Поневоле задумаешься и сейчас над этой кузнецовской мыслью. И впрямь: что нам, русским, проку, если страна Россия будет номинально существовать на карте, а русский народ из нее исчезнет? Да и нужен ли русский народ продвинутой команде, энергично рассовывающей по карманам природную ренту? Может, этой команде и толпы гастарбайтеров будет вполне достаточно для обслуживания двух труб — газовой и нефтяной?

Для Юрия Кузнецова исчезновение этого русского мужика, русского человека (даже со всеми его недостатками, которые поэт прекрасно видел и которые клеймил) было равнозначно уходу с исторической арены всей русской православной цивилизации. Он этого не хотел, он думал о том, как этого избежать. И, я повторюсь, главной опасностью он еще в 70-х годах считал духовный распад нации, забвение базисных устоев народной жизни — добра, правды, справедливости, совести; нежелание людей сражаться за эти ценности.

Общество с головой погрузилось в быт, в суетные ежедневные заботы, что, конечно, понятно и объяснимо, — ведь целых полвека до этого нашу цивилизацию сотрясали кровавые перевороты, войны, давило государственное насилие, голод, концлагеря, — народу хотелось отдохнуть, забыться… До патриотизма ли тут?

После войны облетел на ветру пустоцветом патриотизм. Кружка с квасом вздыхает об этом…

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Еще по теме:

История развития идей патриотического воспитания
Воспитание, как отмечает советский педагог А.И. Пискунов, явление социальное. Оно возникло вместе с человеческим обществом и прошло вместе с ним длительный путь развития. Безусловно, о системе патриотического воспитания в условиях первобытнообщинного и рабовладельческого строя говорить не приходитс ...

Опыт реализации технологии педагогических мастерских
В своей работе мне пришлось столкнуться с дифференцированным подходом к обучению. Мною был проведен ряд исследований. Обьектом эксперимента послужили два класса. Оба эти класса - академические, т. е. дети отобраны с помощью системы тестов по лучшим результатам. Возраст детей 7-8 лет (2 класс). Цель ...

Игра как средство развития коммуникативной культуры у детей дошкольного возраста
Игра – ведущий вид деятельности дошкольника. Игра становится для них своеобразной формой общественной жизни. Поэтому проблему формирования детских взаимоотношений невозможно рассматривать вне организации содержательной игровой деятельности, которая прививает навыки эффективного общения, развивает ч ...

Категории

© 2019 Copyright www.libraryedu.ru